КУЗБАСС. ЛЕТО 1989 (из опыта массовых протестов)

Я уже публиковал статью о том, что такое массовый протест, как он начинается и развивается. Уже писал, что в России нет никаких массовых протестов, равно как и не было их в послевыборный период. Это были галлюцинации «измученной нарзаном» клинической оппозиции.

Теперь же хочу рассказать, как действительно выглядит и протекает настоящий массовый протест. Рассказать о знаменитых шахтёрских забастовках в Кузбассе

s2

Донецк 1989 год

. Собственно бастовали не только шахтёры, однако начали именно они.

Поэтому мне захотелось кое-что написать про эти забастовки. Я и сам их участник. Тогда, в 1989, я только-только пришёл из армии, устроился на шахту, тогда же забастовка и началась.

Однако, про свои впечатления писать буду мало.

Изложу только факты и документы непосредственно того времени. Заранее прошу прощение за черезмерное их цитирование, но так надо. И читать их надо, чтобы почувствовать настроение шахтёров того времени. Времени противоречивого, но интересного.

s3

Десятки тысяч людей вышли на площадь

Итак :

28 декабря 1988 года. Группа шахтёров шахты им. Шевякова г. Междуреченск написала письмо на Центральное телевидение в передачу “Прожектор перестройки”. Может, кто помнит была такая передача. Письмо подписали две сотни рабочих участков № 5,8,10, и послали в Москву.

г. Москва,

Центральное телевидение

передача «Прожектор перестройки»

Уважаемая передача «Прожектор перестройки!»

Мы, шахтеры шахты им. Шевякова г.Междуреченска объединения «Южкузбассуголь» Кемеровской области, обращаемся к Вам с просьбой об оказании помощи разобраться в сложившейся ситуации, которая у нас на шахте становится изо дня в день, из месяца в месяц все тяжелее и тяжелее. И вся тяжесть данной «перестройки», которая творится на нашей шахте, ложится на нас — шахтеров, которые непосредственно добывают уголь. Это горнорабочие очистного забоя, горные рабочие, горные мастера, пом. начальника участка.

Бороться с ней, как читаешь из газет, голодовкой нельзя (статья в «Комсомольской правде»), забастовкой — говорят, есть другие формы. Но жить так дальше нельзя, как мы сейчас живем. Почему одни должны жить за чужой счет, а мы существовать.

Условия нашей шахты по сравнении с другими в нашем городе — Распадская, им. Ленина и др. очень тяжелые, это и угол падения, и обводнения, и нарушения, и послойная выемка, от которой мы пока не можем отказаться, нет техники, которая могла бы вынимать пласт до 9 м. Это и материнская зольность, которую мы добываем (участок номер 5) лава 8-6-0-1 и лава 8-6-2-2 и у нас из заработка высчитывают как подоходный налог. Трудиться мы стали лучше, только толку от этого нет.

Заработок упал до 10-12 рублей на выход. Для всех остальных ИТР участка ввели такой «хитрый» коэффициент 0,8 оклада. План же увеличили такой, который мы не сможем выполнить. Это показал и Герой Соц. труда т.Девятко, который временно у нас работал на шахте на участке номер 5 в 1978 году. В настоящее время мы лаву 8-6-2-2 дорабатываем и 5-6 месяцев не будет забоя лавы.

Участок номер 10 пытался взять лаву 5-6-1-6 комплекс КМ-130 в аренду, не дают, нечем будет кормить нахлебников, а их становится все больше и больше.

В начале 1988 года председатель профкома Кулигин А.Т. сообщил, что на шахте 68 ИТР нужно сокращать, но директор Сорока В.Л. не пошел по этому пути, а взял больше план по шахте и увеличил еще дополнительно ИТР, как мы его называем второй этаж,и заработок у них не плохой.

Начальник отдела нормирования т. Сегеда и главный экономист Арыкова, если смотреть по партвзносам, получают 800-1000 рублей. Мы же, работающие непосредственно в шахте, 250-480 рублей, последняя цифра говорит о том, что нам удалось выполнить план, вспомогательные рабочие у нас только числятся, а работают, где решит директор, это своя «Березка» или другой участок, хотя основательно говорит, что мы перешли на хозрасчет.

Столовая наша и буфет кормят нас как вздумается, иногда нельзя взять даже колбасы что ни на есть самой плохой. В столовой во вторую смену, когда кормят наш второй этаж, выбор есть, а в 3,4 смену выбора уже нет. Смотришь на другие предприятия, там продают и живую рыбу (карп или другую) или товары повышенного спроса, а здесь только одно – нужно выйти отработать в праздничные дни, раньше хотя по просьбе, а сейчас все заложено в графики, и зачем их только называют праздничными днями.

Административно-бытовые условия для шахтеров очень плохие, полотенец нет, мыла нет, парной нет. Доставка рабочих на работу в грязной одежде очень отвратительна, возят как «скот», вместо трех машин дают одну, вот и как хочешь, так и добирайся до работы, отсюда идет беспорядок, на работу приходишь на 30-40 минут позже.

Автобусы, доставляющие нас домой, ходят как вздумается, зимой после смены приходится стоять по 40 минут в ожидании, вот так и создаются все условия для заболевания, как их определяют врачи, ОРЗ.

Вот и обращаемся к вам с надеждой, чтобы помогли изменить нам быт, наши условия существования.

Подписи рабочих участков номер 5, 8, 10

Телевидение не стало заниматься не столь важным вопросом и переслало его в ЦК Профсоюзов рабочих угольной промышленности. ЦК переслало в Кемеровский облсовпроф. Оттуда его переслали в город Новокузнецк руководству объединения “Южкузбассуголь”, в которое входила шахта им. Шевякова. Руководство отделалось от шахтёров формальной отпиской. Тоесть ему хотелось думать , что оно отделалось.

17-18-июня 1989 года рабочие пишут уже письмо, в котором выдвигают 21 требование.

28 июня они эти требования передают дирекции шахты, в партком и секретарю Междуреченского ГК КПСС Сидельниковой. Одновременно письмо отправляют в Москву в ЦК профсоюзов угольщиков. Обратите внимание, здесь уже меняется тон : с просительного на требующий, устанавливается срок выполнения – 10 июля 1989 года и объявляется забастовка. Меняется и содержание требований.

В дирекцию шахты им. Шевякова

от ГРОЗ (горнорабочих) всех участков, ГРПЗ всех участков,

вспомогательных рабочих и ИТР

Мы, нижеподписавшиеся, требуем и даем срок 10.07.89 по выполнению следующих требований, и если эти требования не будут выполнены, примем соответствующие меры, а именно забастовка.

Требования:

1. Платить 20% вечерних за 6 часов и 40% за 3 и 4 смены по 6 часов в каждой. Оплату производить всем тем рабочим и ИТР, кто работает в данные смены не менее 3 часов. Деньги берем из фонда заработной платы.

2. Установить стоимость угля по участкам из расчета 2 руб. 97 коп за тонну. При данной системе многие службы и отделы не нужны.

3. Организовать оплату и начислять к отпуску ГРПЗ, в забоях где происходит бурение шпуров по породе, выемка породы (селикозные)

4. Спец. одежду выдавать по требованиям, по установленным графикам.

5. Всем рабочим выдавать полотенце и мыло из расчета 800 гр. на человека в мойке

6. Организовать газирование воды (автомат или ручное)

7. Выдавать телогрейки всем рабочим и ИТР, так как в зимнее время на остановках посадочных из-за сильной струи воздуха большая заболеваемость

8. Организовать работу столовой в течение 7 дней в неделю в 4 смены, с улучшенными ассортиментами мясных и салатных блюд, особенно 3 и 4 смены и с 1990 года с января организовать питание шахтеров в ночные смены бесплатно из расчета 1 руб. на человека

9. Организовать и контролировать под роспись в тетради продажу мясных, колбасных и других ассортиментов на забутовку и каждый месяц отчитываться на собрании перед рабочими (контроль по сменам)

10. Вывешивать заработок всех ИТР шахты на доску

11. Заключить договор и установить жесткий график машин, вывозящих людей с работы и на работу (предусмотреть штрафные санкции).

12. В ближайшее время обновить и задействовать, чтобы партком и профком были авангардами в нашей советской перестройке, а не плестись в хвосте

13. Новой администрации во главе с директором под личный контроль взять вывоз людей из шахты и каждый момент задержания людей более чем на 15 минут считать как ЧП, разбирать данный случай и компенсировать рабочим заработок за задержку с виновных.

14. Все парт.собрания, совещания, ЦДК, учеба и все дебаты, не связанные с добычей угля, проходкой выработок, проводить после работы

15. Улучшить снабжение рабочих продуктами для дома мясом, рыбой (Алт. край, Белово) и овощами

16. Увеличить отпуск подземным ИТР до 30 дней

17. Увеличить до 3 лет послеродовой отпуск женщинам или после усыновления ребенка до 3 лет к 1991 году

18. Начиная с 1992 года выплачивать всем работникам шахты, уходящим на пенсию согласно отработанному времени на данной шахте, средний заработок или оклад.

19. Разработать на СТК и задействовать, чтобы к 1990 году был общий выходной день для всех рабочих.

20. В связи с тем, что директор т. Сорока В.Л. не справляется со своими обязанностями, а именно: допустил, что нормирование, планирование и другие вспомогательные отделы получают заработок выше основной профессии, упущение.

21. Участок №5 остался без очистного фронта работ, грубость, вымышленные факты, его непонятие в данный момент нашей перестройки, необъективный подход в каждой отдельной ситуации, освободить его от занимаемой должности и предложить эту должность главному инженеру Топильскому Вячеславу Анатольевичу после его выступления перед рабочими со своей программой.

Под требованием подписи 508 рабочих шахты

Как приложение к этим требованиям профсоюзный комитете посылает свои комментарии за подписью 500 шахтеров Министру и председателю Углепрофсоюза.

Министру угольной промышленности

тов. Щадову М.И.

Председателю ЦК углепрофсоюза

тов. Сребному М.А.

О требованиях трудящихся

шахты им. Шевякова

1. Производить оплату вечерних и ночных смен согласно постановлению ЦК КПСС, Совета Министров СССР и ВЦСПС от 12 февраля 1987 года №194. Шахта в настоящее время таких средств не имеет.

2. Установить районный коэффициент к уровню заработной платы в городе Междуреченске 60%

3. Ликвидировать разницу между ростом заработной платы и ростом цен на продовольственные и промышленные товары

4. Обеспечить предприятия мылом и стиральным порошком. Рассмотреть вопрос об увеличении норм употребления мыла.

5. Пересмотреть нормы на выдачу и срок носки спец. одежды

6. Обеспечить шахты автомашинами для перевозки трудящихся до места работы

7. Улучшить снабжение продуктами питания г.Междуреченск

8. Установить общий выходной день — воскресенье

Просьба дать ответ письменно.

Председатель профкома А.А.Щепан

Председатель СТК В.И.Емельянов

Рабочие: всего 500 подписей

s5

Москва и Кемерово хранят гробовое молчание.

4 июля 1989 года. Администрация шахты собирает рабочее собрание, куда приглашаются все ИТР ( инженерно-технические работники, по большей части наземный, конторский персонал) и всего 50 рабочих для рассмотрения уже отправленных требований. Поднимается горнорабочий участка № 8 Стрельцов и говорит, что это рабочее собрание, поэтому ИТР должны уйти. Никто не уходит. Начинается рассмотрение пунктов требований. Пункт за пунктом требования голосами ИТР отметаются. После голосования по пункту № 7 все рабочие встают и покидают зал.

6 июля 1989 года. Собирается совещание представителей администрации шахты, профкома, СТК и приглашаются 4-е члена забастовочного комитета. Из 21-ого пункта требований оставляется 8 пунктов, и председатель профкома везет их в Новокузнецк к начальству, куда прилетел председатель ЦК профсоюза. Разговор не получился. Ни у кого нет полномочий решать вопросы. А срок начала забастовки – 10 июля приближается.

.10 июля 1989 года. Ночная смена, выйдя из шахты утром, аккумуляторы не сдала. К ней присоединились 2-ая, а затем и 3-я смены. К 18 часам на бремсберге собрались шахтеры всех трех смен шахты. Никто в шахту не спустился. Приехал генеральный директор объединения. Выступал. Но ни одного требования не выполнил. На работу никто не пошел.

11 июля 1989 года. Вечером прилетел Министр угольной промышленности М.И Щадов. Попытался говорить с шахтерами шуточками – “ Этот пункт будем решать. Этот пункт посмотрим. Ну, а этот Вы загнули”. Шахтеры угрюмо молчали. Ни по одному пункту министр решения не принял- не имел полномочий. Шахтеры в шахту не спустились.

s6

12 июля 1989 года. В центре Междуреченска в час ночи на площади собрались тысячи шахтеров всех шахт города. Опять вышел Министр и пообещал решить вопрос с оплатой ночных и выделить городу 1400 тонн мяса, 1400 тонн сахара. Шахтеры на площади засвистели. Послышались крики: “Нам твои подачки не нужны”. Министр, не привыкший к таким встречам, ушел.

Двое суток в Междуреченске стояли все шахты и шли кабинетные переговоры. Наконец были достигнуты неофициальные, джентльменские договоренности только для шахт Междуреченска.

13 июля 1989 года. Принято решение о прекращении забастовки шахт Междуреченска и возобновлении работы первой смены 14 июля. Таким образом, шахтеры шахты им. Шевякова пробастовали четверо суток, все остальные шахты города пробастовали двое суток.

Но уже поздно. Рвануло!

Слух о событиях в Междуреченске распространился по Кузбассу к вечеру 10 июля. На следующий день тревожная атмосфера нависла над всем Кузбассом. Информации о том, что творится в Междуреченске, почти никакой не было.

12 июля 1989 года. По собственной инициативе почти из всех городов Кузбасса ходоки потянулись в Междуреченск узнать, что же там происходит. Информация визуальная. В городе кипят митинговые страсти. Народ не знает даже требования, которые предъявили шевяковцы Министерству. Одно понятно – почти все предприятия города не работают. Забастовка! К вечеру ходоки города Осинники, расположенного к 80-и км от Междуреченска , донесли весть до своих шахтеров. Три шахты прекратили работу. Дошла весть и до горняков города Прокопьевска (110 км). На шахте им.Калинина не вышли на работу три десятка шахтеров. Всего по бассейну уже бастует более 20 тысяч человек.

13 июля 1989 года. Забастовкой охвачено уже пять городов: Междуреченск, Осинники, Новокузнецк, Прокопьевск, Ленинск-Кузнецкий. Всего бастуют 52 угольных предприятия, приблизительно 55 тысяч человек. Бастует весь юг Кузбасса.

14 июля 1989 года. Шахты Междуреченска приступили к работе. Число бастующих в Кузбассе увеличилось: предприятий до 103, шахтеров до 73 тысяч человек. Забастовка охватила города: Осинники, Новокузнецк, Прокопьевск, Киселевск, Белово, Ленинск-Кузнецкий, Кемерово, Березовский. Везде на центральных площадях городов идут круглосуточно митинги.

15 июля 1989 года. К бастующим присоединились шахтеры городов Мыски и Анжеро-Судженска. Уже бастует 125 предприятий и более 110 тысяч человек. Во всех городах идут митинги круглосуточно. Шахтеры приходят на работу, переодеваются в спецодежду и едут на митинг. Приходит новая смена все повторяется. В скверах на газонах появились палатки, горят костры. С шахт работники столовых привозят горячее питание. Из города в город перемещается Первый секретарь обкома КПСС А.Г. Мельников, Председатель облисполкома А.Ф. Лютенко и Министр М.И. Щадов. Эмоции захлестывают. Руководителей, где слушают, где освистывают.

16 июля Бастуют 167 предприятий. Общее кол-во бастующих 181 тысяча человек.

Прекрасно помню то время. С площадей не расходились ни днём, ни ночью. А власть в бастующих городах очень быстро перешла в руки рабочих комитетов.

s11

О рабочкомах непременно нужно рассказать отдельно.

Их выбирали прямо на площадях из своих же рабочих. Именно рабочкомы стали регулировать жизнь в городах. Они устанавливали правила торговли. Например, сразу же запретили торговать спиртным, любым, даже пивом. И магазины подчинились беспрекословно.

Рабочкомы сформировали рабочие дружины. Их силами осуществляли патрулирование улиц. И сразу исчезли пьяные и хулиганьё. Вообще, порядок поддерживался очень строгий. Да, оно и понятно – на улицу-то вышли не безалаберные и безмозглые оппозиционеры нынешнего времени, а взрослые серьёзные люди. Причём ,своей тяжёлой и опасной работой приученные к строгой дисциплине и прекрасно осознающие её необходимость.

Рабочкомы — это Советы времён революций 1905 и 1917 годов, т.е органы самоуправления протестующих трудящихся. Образовались рабочкомы так быстро и одновременно ( как и Советы в начале 20 века), что у кого-то может сложиться мнение о том, что это было заранее спланировано.

Ничего подобного! Появление рабочкомов было вызвано объективно сложившейся обстановкой. И именно то, что они выросли на объективной почве, а не были искусственно сконструированы заранее, позволило им очень плотно руководить как забастовкой, так и жизнью бастующих городов.

s66

Продолжим хронику.

18 июля подписывается Протокол о согласованных мерах между забастовочным комитетом и правительственной комиссией. Забастовка начинает идти на спад

20 июля. Забастовка полностью прекращена.

Потери от забастовки:

Не добыто угля около 3 млн. тонн. Не выпущено прочей продукции на 50, 9 млн. рублей.

Назаров И.Вюрист

 

Категория: Новости, ПОЛИТИКА

1 Коментарий .

  1. Сергей:

    Прочитал.. Несколько удивило то, что эти страницы были настолько закрыты и засекреченны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *