Прорвало человека. | Воспоминания о будущем

Прорвало человека.

Иногда задумываюсь — а кто и с какой целью расплодил всю эту биомасу в США?

 Зачем?

Как собираются её утилизировать?

Ведь совершенно же ясно, что это так продолжатся не может.

Биомасса.

Биомасса.

 

 

 

 

 

 

 

 

И вот сегодня в новостях о США прочитал  собщение, суть которого в следующем.

    С 1 марта (сегодня) в США будут проведены сокращения, которые затронут сферу образования, здравоохранения, социальной помощи малоимущим.

600000 человек лишатся права получать продовольственные талоны.

70000 детей будут исключены из федеральной программы развития сети дошкольных учреждений Head Start.

На 12 миллиардов долларов будет урезан бюджет медицинского страхования. Ожидается, что будет потеряно 700 000 рабочих мест.

Что, похоже взялись, таки, за эту публику!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ну и думаю совсем не лишне будет ознакомится с «криком души» человека свалившего из этого цирка уродов.

….Основная причина, по которой я уехал из США, бросив желанную для кого-то из моих друзей работу дальнобойщика и регулярные визиты в Калифорнию, Нью-Йорк, и прочие столь знаменитые места, состоит в том, что моя жизнь в штатах потеряла смысл. Никаких ориентиров и целей, на которые бы откликнулась моя душа. Более того, степень раздражения от бурлящего вокруг меня каждый день цирка уродов достигла такой степени, что мне просто казалось, атакуй сейчас Россия эту землю ядерной боеголовкой, я с благодарностью восприму такой конец. Какая куцая и ничтожная для человека задача — окружить себя вещами, которые нравятся. Степень проникновения этой задачи в мозг окружавших меня людей была чем-то абсолютным, такого качества я не встречал нигде и ни в чем, даже самый ярый патриот России не так патриотичен, как болен вещизмом средний американский подросток.

 

Также, постоянное страдание мне причиняла невозможность поговорить с кем-либо по душам. Оказывается, это стоит не то что дорогого, это дает тебе смысл жизни. Если ты еще не стал американцем. Меня выворачивало от однообразия городского ландшафта Чикаго, города в котором я жил. В какие-то моменты северный пригород Чикаго под название Скоки казался мне территорией больницы с одинаковыми ровными корпусами зданий, одного цвета, абсолютно одного типа, не выше трех этажей. Ровные чистенькие тротуарчики, по которым в США хотят энтузиасты пешого хода и бомжи. Кстати, сделаны они очень узкими, чтобы в ряд не могло идти более двух человек. Черные ребята (негры), с которыми я по-началу мыл машины на западной стороне города, сказали мне что это сделано таким образом, чтобы люди не собирались толпами и было легче их контролировать… Вообще тема инкубации там невольно посещает ум всякого свободного человека. Окажись он в США, ему будет нелегко вздохнуть полной грудью уже через год-два, когда отлетят все иллюзии быстрого богатства и первоначальный адреналин покорителя америки иссякнет… Как-то раз я стал говорить о тех вещах которые правительство США делает со всем остальным миром от имени американцев, было это на остановке для грузовиков, где ожиревшие уроды (в медицинском смысле) дальнобойщики заправляются фаст фудом и дизелем. Американец, которому я начал говорить эти вещи, сделал круглые глаза и, выразительно глядя на телефонную гарнитуру прицепленную к моей одежде, проговорил- «твой телефон может быть выключен, но они все равно могут слышать все, что ты говоришь». Страх среднего американца перед правительством и законом сравним только со страхом древнего иудея перед нарушением заповедей — иррационально, превыше любых доводов и аргументов. Американское «я не хочу иметь с этим никаких проблем» будет встречаться русскому человеку почти каждый день, вы насчитаете сотни ситуаций в которых вам это скажут, прежде чем перестанете пытаться уговорить кого-то поступить немного не так, как их научили — мол, это всегда опасно. Все это пахнет инкубацией, похоже на то, что ты живешь в детском лагере с очень-очень строгими воспитателями.

Еще на ум лезет Незнайка на Луне с островом дураков и сантиками которые ой как нужны где бы ты ни был, что бы ты не делал. Бесплатно в штатах только воздух. Еще один момент который вселяет неимоверную тоску и мысли о том что все вокруг контролируется — отсутствие социального пространства. Нет дворов. Нет никакой общей территории кроме парковок для автомобилей и тротуаров на которых люди, увидев друга-друга спешат разминуться по самой широкой траектории, сопровождая этот маневр фарфоровым подобием улыбки. Все снимается на камеру. Если вы в городе, то, кроме совсем уж спальных кварталов, каждое ваше движение будет заснято. Если вы едете на машине по платным автотрассам (а таких в общем-то больше, чем бесплатных), то время и место прохождения вашего автомобиля будет зафиксировано. Вы под колпаком. Можно видеть как вы отъезжаете от дома, проезжаете улицу за улией, выходите на хайвэй. О вас знают все, могут слышать любой ваш разговор и видеть все что вы делаете в сети и реале. Но это ладно, можно терпеть, хотя очень не по душе!

 Совсем не по душе быть низшим сортом. Ложь, что деньги в США значат все и могут дать вам статус. Как одинокий дальнобойщик я зарабатывал достаточно неплохо, в два раза больше среднего американца, и в определенные моменты мог позволить себе многое, что для семейного мужчины в штатах — роскошь, или еще один кредит.  Как бы хорошо вы не говорили по английски, для развитого американца с высшим образованием и работой с окладом от 100 000 в год вы будете чем-то вроде забавного зверька, выучившегося человеческим повадкам. А для его менее состоятельного собрата — конкурентом, сволочью которая, скорее всего, нелегально трудится за копейки и отнимает у него возможность получать нормальные деньги за свой труд. Воспринимать вас еще как-то им не под силу, в силу идеологии тотального, абсолютного материализма и превосходства «американского прогресса» над «прогрессами» всех других стран мира.

 

Не по душе отношение американцев друг к другу. Как правило, в среде цветных (латиносов, черных, азиатов…) белые потомки британцев и евреев, образовавшие спайку, называемую американцами, ведут себя так, что чувствуется их отличие от всех остальных. Это смешно как при всей шумихе о толерантности и прочем бреде о равенстве прав и возможностей «черные» по прежнему работают на самой низкооплачиваемой и черновой работе, например, уборщиков и охраников на территории завода. Потом идут латиносы (в основном мексиканцы), они могут сидеть уже в здании завода, например, обрабатывая первичную документацию или работая на складе (черных на этом этапе тоже может быть не мало). Дальше, условно, идут выходцы из Китая и Кореи, менеджеры, и потом, на вершине цепи, высится еврей или британец. Все это не работает как жесткое правило в каждом бизнесе, но за годы настолько втирается в мозг своим повторяющимся сюжетом, что даже не замечаешь этого явного отрицания всех криков о демократии, равенстве и прочем блуде толерантного ума. Уже приехав я заметил такое, этническое разделение труда и в России, но тут его никто не отрицает. А как относятся американцы, настоящие, не цветные, друг к другу когда нет цветных? Как завещала наша Алеся Розенбаум, или, на американский лад, Айн Рэнд, которая у них там в таком почете, что ей при жизни-то и не снилось, наверное. Относятся друг к другу с ненавистью и завистью, огромным недоверием, как волк к волку, которым вдруг почему-то нельзя стало просто перегрызть друг-другу глотку, а стало можно только скалиться (улыбаться) и тихо, желательно мелодично, рычать. Эмоции свои при этом надо скрывать, но все и так знают что каждый ненавидит друг друга и это правильно, это то почему америка живет лучше других стран, это то почему каждый из ненавидящих от души живет лучше чем человеколюбивые простофили. И это мне совсем не по душе.

Такие дела.

 

 

 

 

 

Категория: ПОЛИТИКА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *