Рыбалка (рассказ о настоящей дружбе)

Юрий Шендяло

Посвящается Владимиру Осинцеву.

Рыбалка.

Собрался Пашка на рыбалку. Подбил его сосед с верхнего этажа.
— Ты только червей накопай побольше, что бы на троих хватило. С нами ещё один мой знакомый будет. Поедем на хорошее озеро, Лонье — это за Азино,- сказал ему сосед перед обедом.
Паша сразу согласился. У соседа машина Опель вишнёвого цвета! Да и сам он бизнесмен какой то, навороченный. Пашка толком не вникал в его дела. “Умеет деньги делать, пусть делает. Моя хата с краю. Меньше знаешь — лучше спишь”, — рассуждал он. Плотно пообедав и переборов лень (он обычно после сытного обеда упадал на диван и читал свою любимую газету “Частный детектив”), Пашка пошёл на свалку, за гаражи копать червей.
рыбылка2
Погода стояла жаркая и черви — собаки глубоко попрятались. Но он упорно искал, ковыряя какой — то палкой, поднимая камни и залежавшийся мусор. Прошло не менее получаса. Терпение у Паши заканчивалось. “На троих, не на троих, а на двоих хватит точно. Пусть сами копают, если им мало!”, — подумал он и двинулся обратно к дому.
Вечером Пашка отварил перловую крупу для подкормки и стал собирать рыбацкую сумку. Положил чёрный хлеб для рыбы (он иногда ловил просто на хлеб, скатывая его в твёрдый шарик), прикормку, запасной поплавок, грузила, крючки, пакет для рыбы, сапоги — чулки, что достались ему от одного барыги, хлеб с салом для перекуски и фляжку с водой. Потом достал с кладовки снаряжённую удочку с катушкой и поставил в угол прихожей. Всё. К рыбалке готов.
рыбылка

Клев на рыбалке — это главное !

Как и договаривались, в половину четвёртого утра, Пашка вышел из дома. На Пашиной любимой лавке его уже поджидали сосед с дружком. Пошли в гараж, взяли машину и выехали, переполненные радужными надеждами на хороший клёв.
рыбылка2
На озере сосед надул резиновую лодку, ополовинил у Пашки червей и, спустив на воду, с другом поплыл искать себе лучшее место. Пашке, естественно, в лодке места не оказалось. “Хоть привезли, и то ладно. Я не гордый”, — подумал он и стал располагаться на берегу. Нацепил червячка, закинул удочку, подбросил перловку и, присев на бугорок, закурил. Начинался рассвет. Взошло солнышко и Пашка разделся до плавок — решил позагорать, совмещая, так сказать, полезное с приятным. Стало поклёвывать. К девяти часам у него в пакете уже трепыхалось килограмма два подлещиков и плотвичек. Невдалеке от места его лова, в камышах, стояла старенькая деревянная лодка, немного наполненная водой. Вдруг возле неё появились два мужика с помятыми лицами. Они бросили рядом вёсла и начали консервными банками вычёрпывать воду. “Шумят здесь, рыбу только распугивают”, — подумал Пашка и продолжал ловить. Клёв стал хуже. Мужики выплыли на середину озера, собрали сети (Паша видел с берега) и вскоре вернулись. Пашке один из этих рыбаков показался знакомым. Они поздоровались кивком головы. В это время на велосипеде подъехал Владимир Сергеевич — Пашкин сослуживец, начальник медицинской службы. Павел уважал его и поэтому называл не по званию (майор), а по имени отчеству, или просто Сергеевич. Поздоровавшись за руку и задав глобальный вопрос “Клюёт?”, он стал разбирать удочки и располагаться неподалёку. К этому времени мужики вытащили сети на берег, собрали в вещмешок рыбу и подошли к Пашке.
— Если хочешь, можешь взять лодку, мы вёсла дадим, потом рядом в камышах их спрячешь, — сказал его знакомый.
— Спасибо, ребята, только мне здесь спокойней, да и поклёвывает у меня не плохо, место прикормил.
— А можно я возьму? — вдруг встрял в разговор Владимир Сергеевич.
— Пожалуйста, только потом на это же место вернёте, — ответили ему.
Паша наблюдал, как Сергеевич подошёл к лодке, вычёрпывал банкой воду, складывал туда вещи. Пашка колебался, не зная, как лучше поступить. И здесь место хорошее, но после шума клёв может прекратиться и на лодке хорошо, можно подплыть к любому месту, тем более он будет не один, а с самим начмедом — спасёт, если что. Как в воду смотрел! Он подошёл к рыбакам:
— Мужики, много хоть наловили, можно взглянуть?
Мужик вытащил с рюкзака большого окуня:
— Вот таких парочку, ну, и мелочи килограмма два. Сегодня слабовато. Бери лодку, не пожалеешь. Я это озеро знаю. Поплывёшь вон туда (он указал направление рукой), там поглубже, и если уж поймаешь, так поймаешь.
— Ладно, уговорили. Спасибо, — поблагодарил Пашка и стал собирать свои манатки.
Они отплыли почти на середину озера, бросили якоря — по нескольку привязанных кирпичей с носа и кармы, разобрали и закинули удочки. Начался лов. Вода в лодке потихоньку прибывала. Пашка периодически прекращал рыбалку, клал удочку на борт и вычёрпывал воду. И ещё одно неудобство было. При подсечке или просто при забросе лодку сильно раскачивало в разные стороны.
Первую рыбку поймал Паша. Это была золотая рыбка! Нет, она не умела разговаривать и исполнять желания, но была такая красивая! Пашка, да и Сергеевич никогда такой не видели. Рыбка, размером с ладонь, была вся золотистого цвета, а плавнички ярко красные. Она прямо светилась и искрилась в солнечных лучах. Это была краснопёрка, но такая!.. И начался клёв. То Сергеевич, расположившийся на корме, вытащит, то Пашка. Они так увлеклись, что уже не обращали внимания на воду, которая неумолимо прибавлялась в лодке.
— Паша, Паша! Ты где? — услышал Пашка крик соседа, ловившего с другом метров сто от них и, видно, заметившего, что Пашки нет на берегу.
— Я здесь, в лодке, — Паша помахал ему рукой и подумал, что это хорошо, что они так перекликнулись, теперь без него не уедут.
А вода, тем временем, прибывала. Лодка под тяжестью усела, и при очередном забросе Сергеевича, качнувшись, черпанула воды уже через борт.
— Сейчас потонем, ищи банку! — крикнул он и, отложив удочку, руками стал вычёрпывать воду. В лодке всё плавало — сумки, пакеты с рыбой. До краёв оставалось не более десяти сантиметров. Пашка шарил по дну, ища банку. Под руку попался резиновый сапог Сергеевича, который и пригодился.
— А я плавать не умею, — сказал Паша, вычёрпывая сапогом воду.
Он действительно плавал очень плохо. Так и не научился за всю жизнь. Мог проплыть немного, метров двадцать, не более, потом уставал.
Они с Сергеевичем привстали, что бы было удобней, лодка качнулась, черпанула воды и… медленно стала уходить из — под ног.

 

рыбылка3

 

Держи меня соломинка держи !

“Дотяну, под страхом должен доплыть”, — подумал Пашка и лихорадочно поплыл к берегу, до которого оставалось метров пятьдесят — семьдесят. Но сил не хватило. Пашка решил проверить, где дно и оттолкнуться. Дна он не достал и вынырнул.
— Сергеиииич! Помоги! — только и успел крикнуть Пашка и снова пошёл ко дну.
А за это время лодка всплыла и, перевернувшись кверху дном, держалась на воде. А Сергеевич спокойно крутился вокруг, собирая вещи. Если бы Пашка не поплыл, он бы держался за лодку и всё.
— Помоги! — Пашка крикнул ещё сильнее и опять скрылся под водой.
А Сергеевич не понимал, что происходит. Он потом говорил, что Паша так уверенно поплыл к берегу…
— Быстрей! — силы у Павла заканчивались. Вынырнув очередной раз, он увидел Сергеевича очень близко и, вытянув вверх руку, стал опускаться на дно с мыслями, что уже назад вынырнуть не сможет.
И в это мгновение его схватили за пальцы. Успел-таки доктор! Пашка держался за его плечо, а Сергеевич одной правой рукой грёб к берегу. Оставалось до ближайшего камыша не более двух метров.
— Плыви! — кричал Сергеевич.
— Не могу! — орал Пашка.
У Сергеевича силы тоже были на исходе.
— Плыви! Вместе утонем! — крикнул он и стал подталкивать Пашу вперёд.
Пашка отпустил спасителя. Меньше метра! Вот же первые травинки! Как же они близки и как далеки одновременно… А дна так и не было. Беспорядочно бултыхаясь на одном месте, Пашке всё — таки удалось схватиться за травинку. А в мозгах слова из песни Аллы Пугачёвой: “Держи меня, соломинка, держи!”. Травинка, камышинка, пучок, ещё, ещё… Дно! Немного передохнув, весь в тине, Пашка, наконец — то, выполз на берег.
Сергеевич, тем временем, освободившись от тяжелой ноши, вернулся к лодке и толкал её к берегу. Потом снова поплыл назад собирать плавающие на воде вещи. Спаслись только удочки, вёсла, черви в закрытой пластмассовой коробке от зубного порошка, сумки, рубашка, ещё какая — то мелочь. Пойманная рыба, во главе с золотой, вырвалась на волю, а сапоги Сергеевича на дне стали хорошим домом для раков. На берегу Паша со спасителем перевернули лодку, собрали в неё оставшееся имущество и спустили на воду. У Пашки разболелась голова, тошнило. Доктор объяснил, что это от нехватки кислорода. И что вы думаете? Немного передохнув, они продолжили рыбалку! Только стали недалеко от берега и когда набиралось в лодке хоть немного воды, Пашка быстренько её вычёрпывал какой — то банкой. Но настрой уже был не тот, клёв прекратился. Пора домой.
А где же сосед? Услышав Пашкин крик о помощи, он с дружком быстренько собрал манатки и укатил восвояси. А Пашкиной жене, не придумав ничего лучшего, сообщил, что муж её утонул. Сергеевич домой добрался на своём велосипеде, а Пашку, на его счастье, подвезли какие — то мужики.
Так закончилась эта рыбалка. Больше Паша с соседом никуда не ездил и вообще старался с ним не общаться. А Сергеевич для него стал вторым крёстным отцом. В тот день Пашка купил бутылку водки и пригласил спасителя домой. А жена, довольная тем, что муж цел и невредим, быстренько собрала на стол. Посидели, выпили, поговорили.
рыбылка4

Через несколько дней Пашка снял со стены лосиные рога, которые ему достались от отца, и подарил Сергеевичу. Об этом случае сослуживцы узнали только через несколько лет, когда провожали Павла в запас. Тогда Пашка встал и при всех произнёс тост за своего спасителя.
А через много лет, уже живя в Израиле, Паша купил спортивный костюм, собрал посылку и отправил Сергеевичу в Саратов. Дай Бог ему до 120! Вот такая она настоящая дружба !

ноябрь 2013г.

 

Категория: ПРОЗА

1 Коментарий .

  1. Солонка | Что было то было...:

    ни отростков у него не было. И служил в нашем полку, в политотделе майор Заведеев Пётр Васильевич. У него была дача не далеко от

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *