СВЯТАЯ ДЕРЕВНЯ

церьков

Я и мой знакомый возвращались на его автомобиле в Кузбасс, из поездки в один из соседних регионов. Это было в ноябре, то есть в той самой части осени, когда «унылая пора» ещё налицо, а вот «очей очарованье» уже исчезло напрочь. Бурая земля, бурые пустые деревья, грязно-серое небо, с которого непрерывно валили то снег, то снег с дождём, то дождь без снега.

Поэтому трасса была грязная, мокрая и, как обычно за пределами Кузбасса, изрядно разбитая. Понятно, что «дворникам» автомобиля приходилось трудиться без перерыва. В какой-то момент мы обратили внимание, что «дворники» перестали смывать грязь и принялись просто размазывать её по лобовому стеклу.

Короткий осмотр подтвердил наши подозрения – кончилась вода. Конечно, это был наш промах, в дорогу автомобиль тщательней проверять надо. Но в тот момент нас это вовсе не огорчило. Вода всё — таки не бензин и не масло. И, хотя мы уже давно не были молодыми, наивными юнцами, но всё — таки решили, что уж литр водопроводной воды мы добудем безо всяких проблем в любом встречном доме. Почему нам такое в голову взбрело, вот, сейчас, понятия не имею.

Километров десять мы промучались с грязными стёклами и вот, в стороне от трассы, на холме показалась деревня.

Хотя нет. Слово деревня тут явно не подходит, в чём мы убедились сразу же, как, свернув с трассы, заехали туда. Ничего такого, знаете – ли нашего русского, деревянного, с разноцветными резными ставнями и гостеприимно распахнутыми верандами. С символическими, дощатыми заборчиками и древними лавочками на двух чурбачках обок этих заборчиков. С деревянными тротуарами, по которым неторопливо бредут, шлёпая резиновыми сапогами, местные жители, а стаи уток и гусей, оживлённо обсуждая, что-то прутся поперёк дороги, невзирая на транспорт, чем подозрительно напоминают горожан, разговаривающих по мобильному телефону. Одним слово всего того, что всплывает в памяти при слове «деревня» здесь и близко не было.

Коттеджный посёлок – вот подходящее здесь слово. Красивые домики отделанные сайдингом, с красными, синими, зелёными черепичными крышами, несколько двухэтажных краснокирпичных хором и один трёхэтажный замок с замковыми же стенами вокруг (правда, рва и подъёмного моста не было, врать не буду. Очевидно, на тот момент, не успели устроить. Но сейчас, когда я пишу эти строки, уверен, что всё это уже имеется.) И шикарная дорога. Гораздо лучше той трассы, рядом с которой находится.

Мы остановились у первого же красивого домика и мой приятель, прихватив пустую пластиковую бутыль из-под минералки, пошёл за водой.

Вернулся озадаченный и, всё ещё, с пустой бутылкой.

— Не дали – удивлённо ответил он на мой немой вопрос.

Из второго домика он вернулся опять без воды, раздражённо швырнул пустую бутылку в салон, сказал:

— Какие – то странные суки здесь живут.

И мы тронулись дальше.

Вернувшись без воды из третьего дома, мой знакомый выматерился сквозь сжатые зубы и нервно закурил.

В четвёртом доме воды нам налить согласились, но потребовали денег, за, что, в свою очередь, были посланы нами на самые дальние рубежи русского алфавита.

— Даже не знаю, есть ли смысл идти и просить – сказал мой приятель, когда мы остановились у пятого дома.

Я пожал плечами, посмотрел вбок и, вдруг увидел, метрах в трёхстах, церковь.

— Поехали туда – торкнул я приятеля в бок – Если уж в церкви нам литр воды не нальют, то я не знаю.

Мы свернули в проулок, ведший к церкви, и вскоре оказались у её ограды.

— Странно как то – сказал мой приятель, указывая рукой на нетронутый снег, покрывавший плиточную дорожку, ведущую от ворот к церковному крыльцу.

Странности продолжились и когда мы, проложив первые следы по целине, взошли на крыльцо. Оно тоже оказалось покрыто нетронутым снегом, а двери церкви вообще были заперты.

— Какого хрена? – спросил мой приятель у церковных дверей – Церкви же днём открыты всегда.

Он нажал кнопку звонка, потом постучал, потом несколько раз подёргал двери за ручки.

Заперто. И тихо. Не слышно даже движения никакого с той стороны дверей.

— Пойдём отсюда – махнул я рукой – В такой деревне в церкви наверняка вий поселился. Оттого и заперто.

На обратном пути от церкви к машине мой приятель поскользнулся на мокрой от снега плиточной дорожке. Это не прибавило ему любви к человечеству.

— Ну, народ у нас пошёл. Ну, народ – возмущался он, когда мы, всё ещё с грязным лобовым стеклом и без воды вернулись на трассу – Суки, не люди. Не то, что воды дать, а помирать на улице будешь, не подойдёт никто.

— И помрёшь, не подойдут – добавил я – Вон в ( я назвал крупный западно-сибирский город) два дня труп на улице лежал. Не на центральной, правда, на боковой. И все знали, что это труп. Просто местные службы никак не могли между собой решить, кому именно его вывозить. Переписку оживлённую вели. Если бы в Интернет история не попала , он, наверно, и по сей день там бы лежал.

— Вот это по- нашему – согласился приятель – Всем на всё и на всех по-фиг.

Тут нас на большой скорости обогнал джип и жирно обдал грязью наш лобовик.

Мой приятель изрыгнул проклятие, которому позавидовал бы и пророк Иезекииль, а старик знал толк в этом деле.

Пришлось нам останавливаться и губкой стирать слой грязи со стекла. Без воды получилось только немного расчистить небольшую амбразуру перед водительским сиденьем. Однако было очевидно, что такими темпами мы невесть, когда до Кузбасса доберёмся. Вода была нужна, вода.

Ещё километров через двадцать мы опять увидели деревню. На этот раз без всякого сайдинга. Классическую, такую, деревню. Мы направились туда.

Остановились у не самого богато выглядевшего дома.

— Небогатые люди отзывчивей – объяснил мне этот выбор приятель.

Взяли мы бутылку и пошли в избу. Там нас ждал небольшой сюрприз. Дело в том, что хозяином дома оказался местный священник. Он так и вышел на крыльцо в подряснике и с крестом. Толи со службы пришёл, толи всегда так ходит.

Мы спросили воды

— А чего воды-то? – удивился батюшка – Давайте я молочка вам парного.

Рассмеявшись, мы объяснили, что пить хотим не мы, а наша машина. Священник понял, в чём дело, сказал, что воды мы можем набрать, сколько пожелаем, но продолжал настаивать, чтоб мы всё-таки зашли и выпили молочка.

Приятель мой согласился, а я не рискнул пить незнакомое молоко в дальнюю дорогу и отговорился тем, что не люблю молока.

— Тогда чаю – предложил хозяин.

Чай мне крыть было нечем. Мы зашли в дом и прошли на кухню. Помимо чая и молока на стол явилась домашняя выпечка. Ватрушки с творогом, плюшки политые мёдом, какие-то калачи, маленькие пухлые пончики. Удивительно сколько всего можно изготовить, умеючи, из обычного теста.

— Всего тридцать вёрст проехали – сказал мой приятель, держа в руках ватрушку размером с суповую тарелку – А как в другой стране оказались.

Наш хозяин спросил, почему это у нас такое ощущение. Ну, мы и рассказали ему и про сайдинговую деревню и про гостеприимных её обитателей и про запертую на замок церковь. Заодно и спросили, не в курсе ли он, почему там церковь-то заперта и безлюдна.

Оказалось, батюшка был в курсе. И рассказал нам историю и той деревни и той церкви. Рассказ его, со всеми подробностями, получился длинным. Поэтому, читатель, я вам сейчас перескажу его покороче и своими словами.

Значит, дело было так.

Стояла в былые времена на том месте, деревенька. Был там колхоз, но в упадок он стал приходить ещё во времена СССР. После СССР колхоз окончательно исчез, а с ним вместе, практически сошла на нет и деревенька.

Однако благодаря своему очень удачному месторасположению в начале двухтысячных, практически умершая деревня возродилась. Теперь там не колхоз, конечно, а коттеджный посёлок.

Не олигархи там живут, а так — верхний слой среднего класса.

Очень они там красиво отстроились. И всё бы хорошо, но не было в посёлке церкви. А без церкви с незапамятных времён село селом не считается.

Устроил верхний слой среднего класса «народный сход» и единогласно постановил — церкви быть. Скинемся всем верхним слоем среднего класса и построим. А один житель как раз строительный бизнес имел. Так он в порыве охватившей всех благодати пообещал, что он на общественные деньги церковь и построит. Причём по себестоимости. А это, считай, практически вполовину дешевле. Ну, или не вполовину, я смету то не смотрел, но и так ясно, что дешевле.

Все дружно сказали этому человеку, что он молодец и постановили начать стройку.

Начали.

Однако, как только фундамент был положен, все тут же пересмотрели свои взгляды на этого строителя. Он им показался не молодцом, а гадом каким-то. Деньги требует. Говорит, голосовали, мол, за это, дак и тово…платите. Умный какой нашёлся, да? Деньги ему.

Не дали ему денег и пришлось человеку достраивать церковь уже на свои. Он ,конечно по материл верхний слой среднего класса, но достроил.

И церквушка очень хороша получилась. Небольшая, уютная, красивая.

Все довольны остались. И даже опять сказали строителю, что он молодец. Что он им в ответ сказал, не знаю.

Ну, что ж, церковь есть — нужен священник. Попросили епископа, прислали им попа.

Священник был старенький, но хороший. Душевный, добрый. Но имел один небольшой недостаток. Запойный он был. А запойные люди они как пьют. Они ж нормально не могут. Они если ушли в заплыв то надолго. А потом долго- долго вообще не пьют. Даже когда повод есть. Даже когда все вокруг пьют, они трезвы как стёклышко. А потом снова, ни с того ни с сего, нырк в заплыв.

Вот и этот батюшка так. Причём он не далеко плавал-то. Не как лайнер океанский, а скорее как портовый буксир. Ну недельку, ну дней десять. А потом опять нормально всё.

Однако пастве это не понравилось. Они тут хоть и сами, мягко говоря, трезвенниками не были, но священнику такого простить не смогли.

И жалобу епископу накатали. Дескать, что ж это, мы тут всем миром церковь строили ( что они всем миром её только до фундамента довели, а дальше без мира обошлось, уже как-то подзабыли) а нам батюшку бракованного какого-то прислали. Хотим нового.

Ну, прислали им нового. Тот был молодой. Современный. Даже спортивный. Не пил и не курил. Но имел очень страшный изъян. Вот ей- богу, лучше бы он пил, чем такое. Вообщем он имел автомобиль. В личной собственности.

Прикиньте! Поп и на машине! Совсем совесть уже потеряли эти попы. А он ведь ещё хуже сделал. Он ведь не просто машину имел, а «иномарку». Причём не «Запорожец». Правда и не «Роллс-Ройс». Но всё равно возмутительно, правда?

Сами жители вообще-то не на велосипедах ездили. Но, то они. А то священник.

«Не можно так» было решено «С таким священником, что на машине ездит, нам благодати не обрести»

И снова просьбу епископу. Не надо нам, дескать, таких попов, что на поганских колесницах катаются.

Удивительно, но им прислали третьего священника! Тот был, ну совсем молодец. И не пил. И на машине не ездил. Даже, на всякий случай, велосипеда не имел.

Да и откуда у него деньги на машину или велосипед, если у него с матушкой восемь детей? Мал мала меньше.

И поначалу весь верхний слой среднего класса был очень этим батюшкой доволен.

Наш-то, наш-то, глянь, и семейный, и не пьющий и ногами ходит, аки апостол Пётр. Вот только в скором времени селяне обнаружили, что батюшка апостолу Петру не только в способе передвижения подражает. А ещё и в том, что рыбачит.

Как Пётр, до того как стал апостолом.

И сетью.

Как Пётр до того как стал апостолом.

На этом сходство сельского священника с апостолом Петром заканчивалось. Ибо Пётр рыбу ловил на продажу, а священник этот, чтоб семью кормить.

Но ведь сетью! А это ведь браконьерство!!!

Такого жители стерпеть не могли. И накатали жалобу. Отдадим им должное, всё- таки не в полицию, а опять епископу.

Убрали от них и этого священника. А посылать больше никого не стали. Епископ понял, что этим праведникам нужен кто- нибудь типа Сергия Радонежского (хотя по мне, лучше туда бы Торквемаду), а таковых у него не было.

И осталось село без попа. Только на праздники приезжает батюшка из города. Отслужит праздничную службу и быстрей-быстрей из этой обители праведников.

Праведники же в целом довольны. А чего, церковь есть, стоит себе, пейзаж украшает. А зачем она ещё нужна, они и раньше не особо ведали.

Единственно, кто остался недовольным, это тот, кто церковь на свои деньги построил. Она на нём до сих пор, как недвижимое имущество числится. И приходят ему каждый год с налоговой вежливые, но многозначительные напоминалки о том, что налог на недвижимое имущество и в этом году пока не отменили.

Вот такая история.

КОНЕЦ

Категория: ПРОВИНЦИЯ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *