ЖАННА Д АРК ( семнадцатилетний Верховный главнокомандующий) Часть четвёртая.

 

жанна2

Жанна продвигалась на Север не спеша и с крайней осторожностью. Войско её выбросило вперёд чуткие паутины дозоров, Жанне важно было обнаружить англичан раньше, чем они её, чтоб ударить неожиданно.

Вроде бы ничего в этом особенного для войны не было. Ведь все разумные полководцы так делают? Ага, только не в то время. Тогда было принято посылать друг к другу герольдов. Договариваться о месте и времени битвы. И, порой даже, договариваться о том, кто атакует, а кто обороняется. Благородные же все.

А вот Жанна этого дурного благородства была начисто лишена и абсолютно верно полагала, что нападать неожиданно это хорошо, а в спину из под тишка бить, это ещё лучше.

«Война это путь обмана» — так учил Сунь-Цзы в своём знаменитом трактате о военном искусстве. И Жанна действует так, будто этот трактат изучала. ….А может и изучала, а?

Но, как бы то ни было, а именно удар в спину она и задумала, когда получила известие о том, что английская армия продвигается по старой римской дороге от городка Пате к Орлеану.

Ранним утром 18 июня, Жанна ведёт свою армию правее римской дороги Пати-Орлеан, прикрываясь от противника густым лесом.

Впереди авангард. За ним, в некотором отдалении, сама Жанна с основными силами и своими преданными головорезами Жиль де Рецом и герцогом Алансонским.

Английская армия ночевала на перекрёстке римских дорог Пати-Орлеан и Жанвиль-Париж. Она, может быть, держалась бы и французских дорог, да вот только все дороги Франции (и не только Франции) того времени, имеющие право называться дорогами, были построены римлянами. Европа к 15 веку уровня развития Древнего Рима ещё не достигли.62298-lili-sobeski-v-roli-637x0-3

Жанна запланировала обойти англичан и ударить на них с тыла, пока они не до конца проснулись.

Однако случай помешал этому плану. Мимо лагеря англичан проносится олень. Он пересекает дорогу и бежит к тому лесу, за которым, именно в этот момент, движется авангард Жанны.

Несколько англичан в охотничьем азарте гонятся за зверем и натыкаются на французов. Поднимается тревога, а командир французского авангарда-Ля Гир принимает решение атаковать англичан немедленно, раз уж тайна раскрыта.

Он поворачивает своих воинов и, сквозь лес, выбирается на дорогу.

Пока тяжелые французские конники пробирались сквозь лес, англичане быстро строятся для боя.

Впереди отряд лучников. За ними рыцари под командованием опытного полководца Джона Тальбота. Далее выстраивается основная часть войска англичан, которой командует Фальстоф.

Всё таки фактор внезапности сработал, англичане не успели завершить построение, когда французские рыцари обрушились на них. Они легко смяли лучников и ударили на отряд Тальбота.

Фальстоф двинул основные силы на помощь своему авангарду. И в этот момент на поле боя появилась Жанна!

На полном скаку, без шлема, со своим белым стягом в руках она одна несётся на встречу армии Фальстофа. Англичане останавливаются…. А затем поворачиваются и в панике убегают.

Несколько тысяч бронированных по самую макушку, вооружённых до зубов воинов со всех ног удирают от семнадцатилетней девчонки!!!

Бегство возглавляет Кавалер Ордена Подвязки, английский верховный главнокомандующий сэр Джон Фальстоф, ещё накануне обещавший привезти Жанну в Париж в мешке.

Вечером, убежав на безопасную дистанцию от своей семнадцатилетней коллеги, этот старый воин будет рыдать от стыда у себя в шатре.

А имя Фальстоф , с тех пор, в Англии будет считаться символом хвастливого труса. Именно он послужил Шекспиру прототипом для создания комического персонажа Фальстафа.

И Орден Подвязки у бедолаги отобрали.

Победа Жанны полная! Англичане разгромлены и бежали. Тальбот попал в плен. И всё это при минимуме потерь-Жанна потеряла только около сотни человек.

Тальбота она вешать не стала, а отослала его в подарок дофину Карлу. Вскоре и сама выехала следом, чтобы повторить попытку уговора дофина на коронацию.

И Карл, наконец решается! Вместе с Жанной и её войсками 29 июня он выступает к городу Реймсу, где традиционно в те времена короновались французские короли.

Собственно и сам Реймс и дорога к нему ещё в руках англичан, но это уже не смущает никого. Города по пути один за другим сами открывают ворота и переходят на сторону Карла.

17 июля 1429 года в старинном Реймском соборе Карл Валуа был помазан на престол Франции под именем Карл Седьмой.

С момента появления Жанны, при жалком дворе потерявшего всякую надежду дофина до этой коронации прошло всего чуть более четырёх месяцев.

На самой коронации произошёл случай, который, пожалуй, стал ещё одной ступенькой на костёр для Жанны. Заодно этот случай прекрасно демонстрирует «кротость» и «скромность» этой девы.

Вот, что произошло. Жанна распорядилась, чтоб её белое знамя было внесено в Реймский собор на коронацию раньше стягов самого дофина и всего остального дворянства. В ответ на возмущение таким поступком среди знати, Жанна сказала про своё знамя крылатую фразу: «Оно вынесло тяжесть – ему принадлежит и честь»

Итак, коронация состоялась! Король Карл поспешил осыпать Жанну милостями. Он возводит её в дворянство. Отныне она зовётся Жанна де Лю. По русски это будет-«Жанна Лилия». Имя очень почётное ведь лилия-герб королевской династии Валуа.

Эта же лилия отныне в гербе Жанны, дарованном ей королём. Королевский герб у крестьянки! Уже удивительно, но ещё более удивительно то, что Жанна нигде и никогда этим гербом не пользуется. Он так и не появляется у неё ни на щите, ни на знамени. Почему? От скромности? Но мы уже убедились, что скромностью она не страдала. А может это слишком мало для неё? Может у неё есть другой, куда более высокий символ и она не собирается менять его всего лишь на лилии, каких то там Валуа?

Да, кстати, что получается наша Жанна больше не Де Арк? А разве она звалась Де Арк? Оказывается при жизни, никто и никогда её Де Арк не называл.

Сама себя она называла просто Жанна или Жанна Дева. Окружающие называли Девой или Орлеанской девой. Откуда же взялось имя, под которым она вошла в историю? Для ответа на этот вопрос забежим чуть-чуть вперёд.

Прошло 19 лет с момента казни Жанны. На дворе 1450 год и Карл Седьмой при активном участии Святой Инквизиции начинает реабилитационный процесс Жанны Де Арк. По просьбе отцов-инквизиторов мать Жанны – Изабелла Роме выполняет необходимую для начала реабилитации формальность. Она пишет королю прошение о реабилитации своей дочери Жанны Де Арк.

Вот! Именно тогда и именно в этом прошении впервые появляется это имя-Жанна Де Арк!

И вытесняет из дальнейших документов имя — Жанна Де Лю.

Вернёмся в Реймс где счастливый до безумия Карл продолжает возвеличивать Жанну. Он освобождает всех жителей её родной деревеньки Домреми от любых податей, налогов и обязательств на вечные времена.

Правда на вечно не получилось, но вплоть до Французской революции Домреми этой привилегией пользовалась.

Сюда же в Реймс прибывают жанины родные братья Пьер и Жан. Король тоже производит их во дворянство. Отныне они Пьер де Лю и Жан де Лю..

Вот только, по воспоминаниям окружающих, Жанна как то странно относится к своим родным и, причём, старшим братьям. Они у неё играют роль прислуги, не более того. Её личных слуг. Даже своих секретарей ( да у Жанны аж три секретаря) Жанна ценит гораздно больше и относится к ним гораздно теплее, чем к своим братьям.

Кстати, а с чего король решил, что вот эти два, невесть откуда взявшихся типа, родные братья самой Орлеанской Девы? Паспортов ведь тогда ещё не было.

А сама Жанна и сказала, что это её братья. Разве мог король Жанне не поверить?

Как бы то ни было, но Жанна в эти дни на вершине могущества и славы! Народ её боготворит! Армия слушается беспрекословно! Про неё уже написана поэма под названием «Орлеанская дева»

Её общества, её взгляда ищут самые знатные и богатые люди Франции

Кажется, она достигла всего чего хотела. Но ей не сидится на лаврах. Она требует от короля немедленно атаковать Париж.

Король не хочет. Он боится потерять то, что каким то чудом достиг. Ведь ещё несколько месяцев назад он пребывал в полном ничтожестве, без малейших шансов на престол. И вдруг такая разительная перемена в его судьбе! И Карл не желает рисковать, он считает, что теперь, дипломатией, не торопясь, достигнет и большего. Без войны и без связанного с ней риска потерять всё ,за одну неудачную битву.

Но Жанне не желает ждать, когда дипломатические усилия дадут свои плоды. Ей нужно скорей завершить войну. Сделать это можно только ударом на Париж, где собрались остатки английской армии.

В споре с королём, заставив того обалдеть, она заявляет «Мои голоса сказали мне, что король шотландский не спасёт Францию»

Причём тут шотландский король? А дело всё в том, что ещё до появление Жанны в Шиноне у, тогда ещё дофина Карла, начались переговоры о бракосочетании сына Карла с дочерью шотландского короля. Двор дофина рассчитывал тем самым заручится в борьбе с Англией союзом с Шотландией.

Нечего и говорить, что эти переговоры велись в строжайшей тайне. В самой Франции о них знала только самая верхушка двора и…голоса Жанны. О чём они и поставили её в известность. А Жанна сказала об этом Карлу, добавив, чтоб на шотландского короля не надеялся. У голосов, де, есть мнение, что эти переговоры ни чем закончатся, даже и не надейся.

Пока Карл гадал, откуда же «голоса» знают все его государственные секреты, Жанне надоело его уговаривать. И она сама объявляет поход на Париж.

И французская армия слушает Жанну, а не французского короля! И Карл Седьмой понимает, что из всей королевской власти у него пока только корона на голове.

8 сентября Жанна выступает на Париж.

.

Категория: Новости

6 комментариев .

  1. Алексей:

    Не Фальстоф, а Фастольф.

    • anticiklon:

      А я видел ещё варианты: Фальстэф и Фастол. Переводы личных имён на русский язык они порой очень разные бывают)

      • Алексей:

        Прикольно, ссылки не пропускают. Попробуем так:
        en.wikipedia.org/wiki/John_Fastolf#The_Battle_of_Patay_and_Fastolf.27s_reputation

        Ну или просто вбейте в гугл John Fastolf. И, касательно его дальнейшей карьеры:

        Fastolf continued to serve with honour in France, and was trusted both by Bedford and by Richard of York. Despite the scandal associated with the Patay incident, he held a number of military commands, including captaincies of Honfleur (1424–34), Verneuil (1429), and Caen (1430–37)

        • anticiklon:

          Да я и не говорю, что вы не правы. Вполне возможно, что правы вы, а не я.
          Просто я про Жанну всякие материалы много лет читал. И на имя это в разных вариантах наталкивался. И на такой как у вас тоже. Просто я выбрал тот который под руку подвернулся.
          Допускаю, что подвернулась не самая удачная русская транскрипция этого имени.
          Я иностранным не владею, поэтому читаю всё только в русском переводе. Ну а перевод он иногда бывает таким переводом. Особенно когда это касается транскрипции имён)

  2. uartist:

    На самом интересном прервалось…автор держит интригу!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *